ОТКРЫТОЕ СЕРДЦЕ Поможем детям вместе

Челябинская областная общественная организация помощи детям

Аутизм изнутри. История Темпл Грэндин

Американка Темпл Грэндин считается самым известным человеком из всех, кому был поставлен диагноз «аутизм».
В своем интеллектуальном развитии она превосходит большинство из ныне живущих психически здоровых людей. Она не только успешно преодолела дефициты в развитии социальных и других навыков, но и стала доктором наук, ведущим мировым специалистом в области животноводства, изучения поведения животных и проектирования скотоводческого оборудования.

Темпл Грэндин5.jpg

Темпл – успешная бизнесвумен, профессор университета Колорадо, автор нескольких книг по проблемам аутизма и множества научных статей в своей области. Эти достижения могут считаться выдающимися даже для обычных людей. Но для человека, который до трех лет не говорил и проявлял множественные поведенческие расстройства, подобный успех кажется недостижимым.

Традиционно, высокофункциональный аутизм ассоциируется у практикующих психиатров с синдромом Аспергера. До сих пор ведутся споры относительно того, является ли целесообразным разграничивать эти два диагноза. Согласно критериям DSM, дети с синдромом Аспергера, в отличие от детей с аутизмом, не демонстрируют клинически заметного отставания в соответствующих возрасту навыках самообслуживания, речевом развитии и адекватном поведении.

В случае Грэндин, что делает его еще более уникальным, этого не наблюдалось. Выставленный ей диагноз не совсем соответствовал аутизму Каннеровского профиля, о чем и продолжает говорить сама героиня, однако и диагноз синдрома Аспергера не может быть верным по отношению к Темпл.

Темпл 1.jpg

Темпл Грэндин родилась в 1947 году. В первые месяцы жизни она казалась своей матери обычным ребенком, ничем не отличающимся от остальных, однако в возрасте полугода Темпл начала застывать, когда ее брали на руки, противиться прикосновениям. В последующие несколько лет отказ от соприкосновения с окружающими дополнился другими типичными симптомами аутизма: пристрастием к вращающимся предметам, стремлением к одиночеству, разрушительным поведением, вспышками гнева, неспособностью говорить, кажущейся глухотой, обостренной чувствительностью к внезапным звукам и непреодолимым интересом к запахам. Диагноз был выставлен в трехлетнем возрасте. Лишь спустя полгода активной речевой терапии девочка смогла произносить простые слова, до этого момента она общалась с окружающими лишь мычанием, криком и бурной жестикуляцией. Ко всему прочему, она могла разрисовать собственными фекалиями стены, плевалась в окружающих, когда уставала, билась в истерике от звука пароходного гудка, не смотрела в глаза и никак не реагировала на обращавшихся к ней людей.

Хотя Темпл и оставалась аутичным ребенком, обретение связной речи и способности с ее помощью поддерживать отношения с другими людьми помогло ей выбраться из хаоса ощущений. Ее сенсорная система с интенсивными колебаниями чувствительности стала понемногу стабилизироваться. После того как Темпл освоила разговор, триада ее дефектов – социальных, коммуникативных и образных – стала постепенно сдавать позиции. К 6 годам Тэмпл стала хорошо говорить и тем самым перешла рубеж, отделяющий высокофункциональных аутистов от низкофункциональных, не способных освоить связную речь. Но даже после терапии ее речь долго оставалась странной – отрывистой, монотонной, полной грамматических ошибок.

Темпл4.jpg

Только в 8 лет она освоила навыки, без труда приобретаемые детьми, едва научившимися ходить, что позволило ей посещать школу для обычных детей.
На этом проблемы Темпл не закончились – мир человеческих отношений оставался ей чужд и непонятен, поэтому в школе она оставалась изгоем для других ребят, хотя ее умственное развитие было на одном с ними уровне. В 1956 г. Темпл показала коэффициент IQ, равный 120, в 1959 г. – 137, что существенно выше нормы; она лишь не умела его правильно использовать. Своими плохими оценками, импульсивным поведением и вспышками гнева она заслужила в школе репутацию двоечницы и хулиганки. Ей тяжело давалась математика и языки, но в творческих занятиях Темпл не было равных – она с нескрываемым удовольствием участвовала в театральных постановках, шила костюмы, лепила, рисовала, делала поделки из дерева. Только титанические усилия семьи и учителей помогали Темпл постепенно вливаться в социум.

В подростковом возрасте поведенческие проблемы Темпл набирали обороты, хоть и перестали иметь выраженный асоциальный оттенок. Ей пришлось сменить несколько школ, поэтому ее мать решила обратиться за помощью к психотерапевтам. Единственно доступной психотерапией для аутичных детей в 60-е гг. был психоанализ, необоснованно связывающий возникновение аутизма с психической травмой отвержения матерью ребенка. Грэндин в течение нескольких лет посещала психоаналитика, но, по ее мнению, успеха в развитии эти встречи не приносили, и она до сих пор критически настроена к подобного рода терапиям.

Только в старших классах, в школе-интернате, Темпл стала спокойнее и научилась сдерживать злость. За прошедшие несколько лет ее нездоровые увлечения, такие как увлечение выборами, постоянные вопросы и бесконечная болтовня пошли на убыль. Как большинство аутичных детей, она остро переживала неустойчивость окружающего мира: разлука с домом и родными, жизнь в новом, незнакомом месте стали для нее большим стрессом. Она хотела, чтобы все вокруг оставалось неизменным, – даже одевалась всегда одинаково и носила изо дня в день одну и ту же куртку.
В автобиографической книге Темпл рассказывает о том, как однажды во время учебы в интернате, когда она была в церкви, священник назидательно произнес: «Перед каждым из вас существует дверь, ведущая на Небеса. Войдите в нее, и вы будете спасены». Рассказав об этом эпизоде из своей жизни, Темпл далее пишет: «Как и многие аутичные дети, я все услышанное понимала буквально. Слова священника произвели на меня глубокое впечатление, и все мои мысли сконцентрировались на поисках двери, ведущей на Небеса. Я должна была найти эту дверь. Дверь в кладовку, дверь в ванную комнату, парадная дверь, дверь в конюшню были тщательно мною исследованы, но ни одна из них не соответствовала высокому назначению. Но вот однажды я залезла на чердак и обнаружила там еще одну дверь – на крышу. Я ощутила огромное облегчение, чувство радости и покоя. Я нашла свою дверь, которая вела прямо на Небеса. Маленькая деревянная дверца стала для меня важным символом и во многом определила мою жизнь. Теперь, оглядываясь назад, я понимаю, что она означала взросление…». С тех пор метафора «дверь» помогала ей развиваться и идти дальше – сначала успешно окончить школу, а потом поступить в колледж.

Темпл продолжали мучить неожиданные панические атаки, истерики. Со своими приступами она могла справляться двумя способами: либо уходить во внутренний мир и стараться минимизировать любые внешние стимулы, либо путем гиперстимуляции ощущений – вращаясь, как в детстве, вокруг собственной оси или катаясь на быстрых аттракционах. Решение проблемы нашлось неожиданно. Прибывая после окончания школы на ранчо у своей тети, Темпл впервые познакомилась с жизнью домашнего скота – ей очень нравилось помогать по хозяйству и она уже тогда спроектировала несколько инженерных диковинок, которые улучшают работу (например, механизм, автоматически открывающий ворота). Однажды она увидела станок для коров – специальное оборудование из двух железных створок, куда загоняли животное для проведения различных процедур, – корова, бока которой тесно сжимались стенками станка, быстро успокаивалась. К ужасу своей родни, Темпл решила испытать станок на себе, ведь с 5 лет она мечтала о волшебной машине, которая смогла бы ее ласково обнимать, повинуясь командам: «Я жаждала любви и нежных объятий. Но, в то же время, я избегала всякой чрезмерности в выражении чувств – как, например, в детстве, когда меня душила в объятиях толстая, приторно пахнущая тетушка. Даже когда учительница брала меня за руку или клала руку на плечо, я вздрагивала и отшатывалась. Я искала телесного контакта и, в то же время, избегала его...».

Станок оказал желаемый эффект, и Темпл стала одержима идеей создать похожее устройство, которое помогло бы ей справляться со стрессом. Преодолевая непонимание окружающих, она много лет старалась создать идеальное приспособление для объятий, так называемую обжимную машину. Ей удалось не только достичь желаемого, но и доказать специалистам эффективность данного метода в терапии с аутичными людьми – теперь подобные устройства есть во многих центрах для аутистов.
Летние месяцы, проведенные на фамильном ранчо, стали решающими для профессионального самоопределения Грэндин, которая выбрала для себя довольно странную и узкую специализацию, – уход за домашним скотом. В высшей школе она написала диплом, посвященный устройству станков для скота. Это был один из первых в США проектов, содержащих исследование того, как ведут себя животные на фермах. Ее работа по поведению скота и обращению с ним стала одной из первых в этой области. Докторская диссертация Грэндин была посвящена изучению влияния условий содержания и ухода на головной мозг свиней.
Темпл выступает за гуманное обращение с животными, которые идут на убой, стараясь свести их страдания перед смертью к минимуму, разрабатывает эргономические дизайн-проекты загонов для скота, ферм, боен, стремясь максимально обеспечить комфорт животным. Например, Темпл сделала загоны для скота изогнутыми. В этом случае животные перемещаются по нему легче. Тому есть две причины: во-первых, при такой конструкции у животного нет причин бояться, поскольку оно не видит, что ждет его впереди; во-вторых, от природы животным свойственно двигаться по кругу. В этой области Грэндин нет равных, по ее проектам и чертежам построено большинство современных загонов для скота в США и Западной Европе.
Чувства и переживания людей аутисту всегда трудно понять, хотя Темпл не была лишена чувствительности, но она распространялась главным образом на животных, о которых она постоянно заботилась. По словам Темпл, она переживала те же эмоции, что и животные, отождествляя себя с ними. «Животных, как и аутичных людей, раздражают высокие звуки, свист ветра или неожиданный громкий крик, – говорила она. – Их также беспокоят зрительные контрасты и резкие неожиданные движения, попадающие в поле их зрения. От легкого прикосновения животное шарахнется в сторону, а крепкое, властное успокаивает его. Я и сама шарахаюсь в сторону, когда кто-то меня коснется, а если меня начать постоянно трогать, то эти малоприятные действия окажутся сходными с дрессировкой неприрученного животного».

Темпл3.jpg

Животноводство – не единственная область, где Грэндин достигла высоких успехов. Она – активный член сообщества людей, больных аутизмом. Регулярно посещает конференции с докладами, пишет статьи и книги по своей проблеме.
Суждения Темпл об аутизме не лишены субъективизма, но в основном совпадают с существующими научными взглядами на это психическое расстройство. Грандин склоняется к мысли, что ее мозг представляет собой модульную структуру и имеет множество различных форм интеллекта, потенциально независимых друг от друга: зрительных, музыкальных, логических и так далее. Подобные способности могут быть сильно развиты у аутичных людей, в то время как умение понять склад чужого и даже своего собственного ума, способность к обобщению у аутистов развита очень плохо.
Помимо прочего, Грэндин полагает, что наиболее близко к объяснению сущности ее болезни подошли и те ученые, которые пришли к заключению, что аутизм обусловлен патологической устойчивостью к аффектам и неспособностью к эмпатии. Признает Темпл и когнитивную психологию, изучив труды У. Фрит и других теоретиков этого направления в психологии.
В вопросах нейропсихологии аутизма Грэндин склоняется к мысли о недоразвитости у аутичных людей «эмоциональных цепей», которые, по ее мнению, служат для соединения филогенетически старых эмоциональных частей головного мозга, миндалевидного тела и лимбической системы со сравнительно недавно развитой частью – предлобной корой головного мозга. Эти цепи помогают развитию самосознания и позволяют познать свой собственный склад ума, равно как и других индивидов, то есть, обрести те способности, которых лишены аутисты.
Темпл согласна, что на развитие аутизма влияют наследственные генетические факторы, ссылаясь при этом на собственного отца, замкнутого человека, который, как она полагала, страдал синдромом Аспергера или, по крайней мере, у него были зачатки этой болезни. Однако, вопреки мнению Б. Беттельгейма, Грэндин считает, что, хотя окружающая среда и оказывает большое влияние на детскую психику, родители, как правило, непричастны к развитию у детей аутизма. Аутизм сам строит барьеры между детьми и родителями, которые они не могут преодолеть, и потому весь спектр детских сенсорных ощущений от ласки и заботы родителей носит крайне обедненный характер.
Темпл убеждена, что при рассмотрении проблемы аутизма слишком много внимания уделяется негативным аспектам этой болезни, пренебрегая ее положительными сторонами. Например, если при аутизме одни части мозга имеют некоторые дефекты, то другие развиты свыше нормы, особенно у людей, страдающих синдромом саванта. Она полагает, что хотя аутичные люди и сталкиваются с многочисленными проблемами, многие из них обладают особенными способностями, которые позволяют занять им достойное место в жизни.
Темпл чувствует, что в ее разуме преобладает механическое начало и часто сравнивает свой мозг с компьютером, мысли – с расчетами, а память – с файлами того же компьютера. Она думает, что ее разуму не хватает «духовности», которой наделены обычные люди, и считает, что порой мыслит слишком конкретно, оперируя визуальными образами, являющимися продуктом случайных ассоциаций.

Темпл2.jpg

Пример Темпл Грэндин интересен еще и тем, что эта эксцентричная женщина, всегда носящая одну и ту же прическу и одевающая исключительно брюки и ковбойские рубашки, научилась преодолевать собственный аутизм. Она достигла не только больших успехов в науке, но стала более адаптированной. Темпл сумела преодолеть пропасть между аутистами и здоровыми людьми – стала более общительной, открытой, научилась справляться с собственными проблемами и помогать другим. Она многие годы работала над собственной речью, стараясь преодолеть монотонность и резкость своего голоса. И если раньше, когда Темпл только начинала читать лекции, она не поддерживала контакта с аудиторией, была довольно зажатой, то сейчас читает их раскованно и непринужденно, дополняя шутками и анекдотами.
Темпл Грэндин всецело предана собственной работе, и можно только завидовать личностной и духовной зрелости человека, который нашел свое признание и сохраняет искренность во всем. Темпл пишет: «Я не хочу, чтобы мои мысли умерли вместе со мной. Меня не интересуют ни деньги, ни положение в обществе, но я хочу оставить свой след на земле и знать, что жизнь прожита не напрасно...».
В 2010 году в США был снят художественный фильм, который так и называется «Тэмпл Грэндин».

Источник: http://neuronews.com.ua/ru
Оставить отзыв
Заказать обратный звонок Оставьте ваши конакты, и наш менеджер свяжется в Вами в ближайшее время